ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗАМЕТКИ

Кавказский театр военных действий (1877 -1878).

      Русско-турецкая война 1877-1878 года проходила на  Европейском и Азиатском театрах военных действий, разнесенных друг от друга на значительное расстояние. На Кавказе силы сторон были примерно равны. Русская армия под общим командованием великого князя Михаила Николаевича насчитывала 100 тысяч человек. Турецкая армия под командованием Мухтар-паши – 90 тысяч человек. Русские силы были распределены следующим образом. На черноморском побережье –  напротив тогда еще турецкого города Батуми. Далее, в районе Ахалкалаки – напротив города Ардаган. В центре, у Александрополя, находились главные силы (Кавказский корпус) во главе с генералом Лорис-Меликовым (50 тысяч человек). На южном фланге, напротив Боязета, стоял Эриванский отряд.

Война  на Кавказе развивалась схоже с балканским сценарием. Сначала последовало наступление русских войск, потом переход их к обороне, а затем новое наступление и нанесение полного поражения противнику. В день объявления  войны  Кавказский корпус сразу перешел в наступление тремя отрядами. Наступление застало Мухтар-пашу врасплох. Он не успел развернуть войска и отошел за крепость Карс для прикрытия Эрзрумского направления. Это была горная долина с единственной магистралью в центральную Турцию. Наши войска  не преследовали турок. Они занялись осадой крепости Карс. Вперед, в направлении города Эрзрума  были  посланы  два отряда, первый – по центру, от крепости Карс, второй – южнее, от Боязета.  Они столкнулись с численно превосходящим противником и вынуждены были отступить.  Это поражение заставило снять осаду крепости Карс. Началась затяжная оборона. Русские войска постоянно атаковали. Стратегической целью  Азиатского театра войны являлось отвлечение как можно больших сил от сражений в Болгарии.

В этой части исторических заметок будет рассказано о рязанцах, участвовавших в Русско-турецкой войне 1877-1878 года на Кавказском ТВД.

Рис 1. Карта Кавказского ТВД.

 

 Иван Иванович Чижов.

Полковник. Сапожковский Уездный Воинский Начальник. Из потомственных дворян Смоленской губернии.  Родился 17 июля 1849 года. Закончил Смоленскую духовную семинарию. В службу вступил  юнкером в 3-е Военное Александровское училище.  24 августа 1870 года подпоручик Чижов И.И.  после окончания училища направлен в 158 пехотный Кутаиский полк. С декабря 1874 года – поручик, командир  роты. С июля 1877 года – штабс-капитан. (1)

В послужном списке И.И. Чижова указано, что он участвовал в русско-турецкой войне 1877-1878 года в Азиатской Турции.  С 21 июня 1877 по 20 сентября 1878 года находился в составе войск Кавказского корпуса: « Участвовал на первом этапе войны в следующих делах: – в перестрелке у города Ани – 12 июля 1877 года; в усиленной рекогносцировке Аладжанской позиции турок – 6 августа; в сражении под горой Кызыл-топа – 13 августа; в усиленной рекогносцировке расположения неприятеля у села Джана и на горе Инах-тениси – 1 сентября».  (2)

Эти скупые строки  мало скажут несведущему человеку о сути этой информации. Расскажем об этом подробно.

В июне 1877 года после неудачного наступления на Эрзрум войска действующего корпуса Кавказской армии были вынуждены снять осаду Карса и отойти в район Башкадыклар, где заняли оборону. Следуя за отходившими русскими войсками, турецкая Анатолийская армия развернулась и заняла оборону на северных склонах Аладжинских высот в 20—30 км восточнее крепости.  Правый фланг противника опирался на высоты Кызыл-тепе и Инах-тепе. Впереди главной оборонительной полосы были подготовлены передовые укрепления, а в 5-10 км за ней находилась тыловая полоса обороны, проходившая на линии селение Визинкей, высоты Авлияр и Аладжа. Обороне турецких войск способствовала местность, изобиловавшая труднодоступными крутыми каменистыми склонами, глубокими оврагами и большим количеством господствовавших высот.

В течение 2,5 месяцев обе стороны не предпринимали активных действий, накапливая силы для решающего сражения. К середине сентября численность Анатолийской армии составила 37—38 тысяч человек при 74 орудиях, а действующего Кавказского корпуса — до 56 тысяч человек при 220 орудиях. На укрепление русских войск прибыла 40-я пехотная дивизия. В ее состав входил 158 Кутаисский пехотный полк.

29 июня 1877 года полк перешел турецкую границу, и 31 июня развернул свой лагерь у деревни Башкадыклар, находящийся от неприятельской позиции в 10 верстах.

По замыслу русского командования предусматривалось нанести удар по Анатолийской армии, разгромить её и отбросить остатки турецких войск от Карса.

В ходе разработки этого плана Кутаисский пехотный полк использовался для разведки, как тогда принято было говорить – для усиленной рекогносцировки позиций противника, проще говоря, для разведки боем у Ани,  Кызыл-тепе, Джана и на высоте Инах-тепе. Во всех этих боях и участвовал штабс-капитан И.И. Чижов.

Вновь обратимся к послужному списку И.И. Чижова: « Участвовал в трехдневном сражении с турецкой армией под Аладжинскими высотами и у гор Большая и малая Ягма. – 20, 21 и 22 сентября 1877 года». (3)

Русские войска готовили крупное наступление, турки серьезно укрепляли свои позиции. Все это продолжилось до конца сентября. Наши войска выступили в ночь на 20 сентября 1877 г. На рассвете после артиллерийской подготовки началась атака вражеских укреплений. Турки оказывали упорное сопротивление. Они предприняли вылазку из Карса и тем самым отвлекли часть русских сил. Кутаисский полк должен был артиллерийским огнем и атаками пехотинцев связать войска противника у укрепрайона Хаджи-вали, не дать ему выдвинуться для занятия тактически важных высот. Кому то из штаба войск показалось, что в Хаджи-вали мало войск, поэтому было приказано взять этот укрепрайон. Два батальона Кутаисского полка пошли в атаку. Завязался ожесточенный бой. Полк попал под перекрестный артиллерийский и ружейный огонь и нес большие потери. Располагавшаяся  неподалеку батарея 21 артбригады стремительно передислоцировалась в район боя и открыла по противнику огонь. Тем самым спасла от уничтожения батальоны и способствовала их отходу. Командир полка доложил, на высоте находятся в несколько раз превосходящего противника и без подкрепления  взять ее не возможно.  Только после этого  выяснилось, что командование корпуса задачи полку на взятие Хаджи-вали не ставило. Тем не менее, резерв к полку послали и, как выяснилось, вовремя. Турки чувствовали скорую победу и теснили батальоны превосходящими силами. В ходе боя были расстреляны все патроны, отбиваться приходилось штыками. На счастье к полку подоспел Тверской драгунский полк и кавалерийской атакой сдержал противника, пока не подошел резерв пехоты и не поднесли патроны. (4) Бой по всем позициям войск шел до самой ночи и возобновился с рассветом.

Атаки русских войск  провалилась в основном  из-за плохой разведки. Район боев представлял собой сильно пересеченные реками горные хребты, по которым передвигались наши войска. Противник занимал господствующие высоты. Незнание местности заставляло  отряды задерживаться, блуждать и наступать врозь.

На следующий день (22 сентября) турецкая армия перешла в контрнаступление против русских войск. Турок с большими потерями отбросили назад. В свою очередь турецкое командование, обнаружив перед собой крупные силы русской армии и опасаясь за свои коммуникации, решило сосредоточить основное внимание на удержание главных позиций. По приказу Мухтар-паши турецкие войска оставили ряд укреплений, в том числе и Хаджи-вали  и частично отошли с главной полосы обороны,  на тыловую. Таким образом, трехдневное сражение, хотя и не привело к решительной победе русской армии, но значительно ослабило противника, его линию обороны, подорвало его боевой дух. Отвага и героизм Кутаисского полка не остались без внимания. Многие были удостоены наград.  Отмечен был и И.И. Чижов. В его послужном списке есть запись: «За отличие оказанное в делах с турками 20, 21 и 22 сентября 1877 года награжден орденом Св.Станислава 3 степени с мечами и бантам, о чем объявлено в приказе по Кавказской армии КВО № 423 от 9.11.1877года».  (5)

Турки готовились к зиме, к обороне в обустроенных крепостях и укрепрайонах. Но для русских войск  это было смертельно опасно. Это была угроза потерять армию от морозов и болезней. По этому, бои на Аладжинских высотах продолжились. Из послужного списка И.И. Чижова: «Участвовал в движении обходной колонны в тыл Аладжинской позиции турок – с 27 сентября по 2 октября 1877 года; В деле у горы Шатыр-оглы,  у Базарджинских высот и взятии Орлонских высот – 2 октября; при поражении турецкой армии на Аладжинских высотах- 3 октября». (6)

Командир кавказского корпуса генерал Лорис-Меликов решил нанести главными силами новый удар с фронта с одновременным обходом правого фланга противника, с целью окружить турецкие войска.

Задача  обхода правого фланга турецкой армии была возложена на генерал-лейтенанта И. Д. Лазарева. Отряд Лазарева должен был форсировать реку Арпачай, выйти к городу Дигору и оттуда ударить в глубокий тыл врага на укрепления Визинкей и Базарджик. В обходной отряд была выделена почти треть сил корпуса, в том числе Кутаисский полк.

Вечером 27 сентября отряд Лазарева выступил в поход и на следующий день вышел к Дигору и взял его. 30 сентября состоялась переправа через Арпачай. В Дигоре уставшие полки отдыхали  весь день 1 октября. Лазарев обманул турок. Он собрал старейшин местных жителей и интересовался у них путями прохода к вершинам, на которые идти не собирался.  План генерала был правильный. Уже к концу дня разведка донесла, что турки заняли высоты,  о которых шел разговор со старейшинами и скрытно устраивают там позиции. Вечером 2 октября турецкие войска  обнаружили движение  колонны Лазарева в своём тылу, не там где ожидали, а у селения Базаржик.  (7)   Мухтар-паша бросил против русской обходной колонны девять батальонов. Лазарев вовремя обнаружил выдвижение против него турецких войск и занял раньше их тактически чрезвычайно важную командную высоту. Турки не решились атаковать, отошли и заняли Орлокские высоты, ожидая подкрепления.

Лазарев  обнаружил движение шести свежих турецких батальонов к Орлокским высотам и, не имея под руками пехоты, бросил наперерез им пять сотен и эскадронов конницы под командованием полковника Маламы. Эта небольшая конная группа лощинами скрытно вышла на возвышенность, стала энергично атаковать ошеломленные её неожиданным появлением турецкие войска. Вскоре подошла пехота. Батальоны Кутаисского полка заняли укрепление Шатыр-оглы и отчаянно отбили контратаку турок.

Преследуя отступавшего противника, Кутаисский полк штурмом овладели Орлокскими высотами, остатки турецких войск в панике бежали к Визинкею. Создалась  угроза полного окружения правого крыла и центра турецкой армии. 3  октября турки оставили Аладжинские позиций.  В результате Анатолийская армия была рассечена на две части: левофланговая группировка бежала к Карсу, правофланговая была окружена отрядами Лазарева и Роопа и капитулировала. Противник потеряла почти половину своих войск. Были сорваны планы противника вторгнуться в Армению и Грузию. Сражение закончилось победой русских войск и создало предпосылки для взятия Карса.  (8)

За отличие в делах с турками 2 и 3 октября 1877 года на Аладжанских высотах штабс-капитан И.И. Чижов был награжден орденом Св.Анны 3 степени с мечами и бантом. (9)

       Рис 2. Картина. Алексей Кившенко.

«Нижегородские драгуны, преследующие турок по дороге к Карсу во время Аладжинского сражения 3 октября 1877 года».

 

На этом война для И.И. Чижова не закончилась. В его  послужном списке значится: «Участвовал во втором обложении Карса – с 8 октября 1877 года; при возведении осадных батарей против юго-восточных фортов Карса и отражении вылазки гарнизона этой крепости – 23 октября; при взятии Кутаисским полком укрепления Хафис-паша – 24 октября».  (10)

Русские войска готовились к штурму крепости Карс. 9 октября 1877 г. осадили весь укрепрайон  Карса. Штурму предшествовала бомбардировка крепостных укреплений, длившаяся с перерывами 8 дней.  Начиная с 13 октября,  велись работы по обустройству позиций   для действия артиллерии как против самой цитадели крепости. Так и против каждого из ее фортов. Кутаисский полк каждый вечер направлялся к высотам против форта Хафис-паша, где всю ночь прикрывал позиции и помогал саперам их строить.  Днем турки выкатывали из фортов легкую артиллерию и стремились уничтожить результаты ночного труда,  захватить позиции и разместить там свои орудия.

24 октября командование приказало полковнику Фадееву, командовавшему в то время двумя батальонами Кутаисского полка, оттеснить турок,  построивших впереди форта Хафи-паша полевую батарею, и занять место для постановки русских осадных батарей.

1-й и 2-й батальоны Кутаисского полка вечером направились к позициям турок но, сбившись с маршрута из-за тумана, подошли,  незамеченными,  к самому форту  Хафис-паша. Пользуясь темнотой, Фадеев решил штурмовать форт. Перед самым укреплением он обратился ко второму батальону: «Братцы, слава кутаисцев на этих валах, надо сорвать ее! Прибавь шагу!».   Батальоны пошли в атаку, и попали на заминированное фугасами поле. Враг перенес огонь по ним почти со всех окрестных укреплений. Полк начал нести потери. Не обращая внимания на это, кутаисцы продолжали атаку. Грозное «Ура» раздалось у самых укреплений. В ответ прогремел оружейный залп,  с бруствера. Но кутаисцы уже во рву и лезут на высокий бруствер. Офицеры первыми влезают на вал. За ними солдаты. На бруствере их уже порядочная толпа, но они не решаются соскочить внутрь укрепления. Появился полковник Фадеев.  Вперед! Раздался его голос,  и вся масса как бы сорвалась вниз. Произошел страшный бой. Турки, уступив гребень укрепления, упорно держались внутри него. Минут через десять они побежали в панике.  Другие сопротивлялись,  но были уничтожены ружейным огнем или ударом в штыки. Солдаты направились захватывать город Хафис. К воротам форта  подошла турецкая колонна, но была огнем рассеяна. Еще три их атаки были отбиты. Начался артиллерийский обстрел с соседнего форта.

С рассветом поддержки кутаисцы не дождались. Сознавая, что своими силами форт не удержать, Фадеев, дождавшись возвращения рот 1-го батальона из города, двинулся обратно через бруствер. В этом бою потери кутаисцев составили: два раненных офицера, 40 погибших и раненных солдат. Трофеями их были 7 пленных офицеров и 75 нижних чинов, 7 орудийных замков и 1 штандарт. В боя турки потеряли до 1000 солдат и 16 орудий. Фадеев очень сожалел, что не решился подорвать пороховые погреба форта, опасался больших потерь своих батальонов.

Рис.3.  Форт Хафис-паша.

     Противник, предполагая, что в укреплении находятся русские, еще три часа громил из всех орудий крепости опустевший Хафис-паши. За всеобщий героизм и отвагу оба батальона Кутаисского полка были награждены Георгиевскими знаменами.  (11) Офицеры В.И. Зыков и А.П. Даньков были награждены орденом Св.Георгия 4 степени.

Был отмечен и штабс-капитан И.И. Чижов.  За отличие в делах с турками 24 октября 1877 года он был награжден орденом Св.Станислава 2 степени с мечами.  (12)

Артиллерийские бомбардировки крепости Карс сделали свое дело. Турки понесли потери в людях, в вооружении и, главное, упал моральный дух защитников.

Ночной штурм крепости начался в ночь с 5 на 6 ноября сразу всеми колоннами с разных сторон, что распыляло силы турецких войск. Почти половина войск атаковали наиболее важные четыре форта — Чим, Сувари, Канлы и Хафиз.  В системе обороны крепости Карс существовал еще один форт – Карадаг.  Захват его не планировался. Почему? Вот что писал по этому поводу Главнокомандующий Кавказской армией  великий  князь Михаил Николаевич: «Попытка же к овладению Карадагом. Как предприятие чрезвычайно трудное, позволяется только в случае таких благоприятных обстоятельств, которые вряд ли могут представиться, как то: полная паника обороняющихся». (13) На войне то же бывают чудеса.

5 ноября, в ночь, Кутаисский полк вместе с Владикавказским полком, в темноте и в полном молчании направился к форту Хафис-паша, что бы взять его вновь как десять дней назад. Как и десять дней назад Фадеев в темноте прошел мимо назначенной цели и столкнулся с противником, как Фадеев добросовестно заблуждался, у форта Хафис. Батальоны Кутаисского полка в штыковом бою взяли расположившийся у стен укрепления лагерь артиллеристов, захватив две неприятельские батареи. Затем – артиллерийскую башню (бастион), подорвав зарядом ворота.  Бой в траншее у стен укрепрайона оказался жестоким, но быстротечным.  На плечах неприятеля ворвались в форт, взяв его к 10 часам ночи после упорного штыкового боя, когда были перебиты все турки. Так полк захватил в темноте не Хафис-паши, а неприступный форт Карадаг, о невозможности взятия которого писал Главнокомандующий. (14)

         Рис.4. Форт Карадаг.

     Памятуя предшествующий бой в Хафис- паше, Фадеев решил укрепление не сдавать, для этого отвлечь противника наступлением на гору Араб. Турки выстояли  и пошли в наступление на Карадаг, в начале – кавалерией, затем – пехотой.  Шесть атак отбили кутаисцы, пока не подошли резервы и турки стали отступать. (15) Как был оценен подвиг Кутаисского полка видно из Высочайшей грамоты о  награждении полковника Фадеева Семена Андреевича орденом Святого Георгия 3 степени: « В воздание боевых заслуг и отличной храбрости, оказанной при взятии штурмом крепости Карса, в ночь с 5 на 6 ноября; воспользовавшись быстро оцененным им положением в самом разгаре боя, он с незначительной частью войск атаковал и  занял главнейшее из неприятельских укреплений «Карадах», с падением которого решилась участь всей крепости». (16)

Итогом победы под Карсом были 17 тысяч пленных (в том числе 5 пашей и до 800 офицеров), 303 орудия и огромные склады запасов. Русские войска потеряли убитыми 1 генерала, 17 офицеров и 470 нижних чинов, ранеными 1 генерала, 58 офицеров и 1726 нижних чинов.

Рис.5. Крепость Карс.

      Но на этом испытания русских войск не окончились. Как вспоминали участники боев «взяв Карс, мы решили, что труды наши окончены на всю зиму; никто не думал, чтобы нашей дивизии пришлось идти под Эрзерум. Все надеялись, что Эрзерум не нынче завтра или будет взят штурмом войсками, стоявшими под его стенами или сдаться сам».  По решению командования, 40-я пехотная дивизия была направлена на помощь войскам, осаждавшим крепость Эрзерум. Поход предстоял через перевал Саганлугского хребта. Внешний вид войск, для такого похода, оставлял желать лучшего. Обмундирование оборванное и потрепанное. Многим солдатам выдали теплые полушубки, а кому не досталось, снимали с убитых турок. Но обувь у большинства пришла в негодность; многие ходили буквально без подошв, подвязывая к голенищам чувяки, тряпки и т.д. 28 ноября дивизия пришла в осетинский аул Саракамыш, откуда и начинался перевал через Саганлугский хребет. Горы и ущелья покрылись уже глубоким снегом. Войска прямо из царства осени попали в объятия суровой зимы. Впереди шли саперы, расчищая путь. Сплошной подъем в десять—двенадцать верст, извивающийся то по ущелью, то по скатам гор, то по карнизу, высеченному в скале, был очень труден. Еще труднее было с обозом. Лошади уже на первой версте встали. Пришлось выделять рабочие команды, которые почти на руках двигали повозки. Только к вечеру, когда стало смеркаться, батальоны перевалили через главный хребет. Утром артиллерии приказано было возвращаться в Карс по причине непроходимости дорог и недостатка фуража. А батальоны пошли вперед. «Много пришлось вытерпеть! И на снегу спали, и голодали по неделям и больных класть было некуда.… Пути сообщения, то есть горные тропинки расчищались ежедневно, но это мало приносило пользы; только расчистят снег, проработав целый день, как поднимается метель и через десять минут от дороги и следа не остается. Для поддержания здоровья войск делалось все, что только было возможно: раздавались полушубки, улучшалась пища, выдавался спирт и чай, но всего этого при трудах зимней войны было недостаточно. Все начальники, начиная с офицеров и кончая генералами, неустанно, не щадя себя, заботились о вверенных им солдатах. Но гибли солдаты! Массами уносил их страшный тиф, свирепствующий за Саганлугом, во всех своих видах. Сотнями умирали солдаты, десятками офицеры. Доходило до того, что ухаживать за больными было некому: сегодня пришлют команду прислуги, а через сутки она вся сама валяется в бреду. Подвоз провианта и войлочных кибиток, в которых чувствовалась настоятельная необходимость, совершалась на верблюдах и вьючных лошадях. Масса этих животных падала по дороге от безмерной работы, от бескормицы, от холодов. Понятно, что мы, новички в военном деле, и не воображали ничего подобного, когда собирались под Эрзерум».  (17)

В итоге, полкам 40-й дивизии не пришлось участвовать в боевых действиях под Эрзерумом, зато переход через Саганлугский хребет стоил ей огромных жертв. 22 января 1878 года было объявлено перемирие, а 2 марта полки вошли в Эрзерум и разместились в казармах.

За отличие при блокаде Эрзерума (Саганлугский переход), Иван Иванович Чижов был награжден очень значимым для военных орденом Св.Владимира 4 степени с мечами и бантом. (18)

В ходе боев ранен и контужен не был.

После окончания войны Чижов продолжал службу. Капитан с марта  1881 года. За безупречную службу награжден орденом Св. Анны 2 степени. Командовал батальоном в Казанском военном округе. Подполковник с февраля 1888 года. 7  декабря 1892 года назначен Сапожковским Уездным Воинским Начальником.

Женат на дочери отставного майора Марие Яковлевне Дмитриевой. Имел сыновей Леонида, 1880 г.р, Владимира, 1882 г.р., Александра 1883 г.р, Иоанна, 1887 г.р. и дочерей – Марию, Варвару и Лидию.  Проживал в Сапожке.

 

Литература:

  1. Ф.409. Оп.1. Д. 132787. Л.157-158.
  2. Там же. Л. 166.
  3. Там же. Л. 166 об.
  4. С.О.Кишмишев. Война в Турецкой Армении 1877-1878 годы. СПб., Военная типография. 1884. Л. 331-334.
  5. Ф.409. Оп.1. Д. 132787. Л.159.
  6. Там же. Л.166 об.
  7. С.О.Кишмишев. Война в Турецкой Армении 1877-1878 годы. СПб., Военная типография. 1884. Л. 365.
  8. Военный Энциклопедический Словарь. М., 1986.
  9. Ф.409. Оп.1. Д. 132787. Л.159.
  10. Там же. Л.166 об.
  11. В.И. Гиппиус. Осады и штурм крепости Карса в 1877 году. СПб., 1885. С. 404-405, 407.
  12. Ф.409. Оп.1. Д. 132787. Л.159.
  13. В.И. Гиппиус. Осады и штурм крепости Карса в 1877 году. СПб., 1885. С. 500.
  14. Там же. С. 488.
  15. Там же. С. 489.
  16. А.Л. Гизетти. Сборник сведений о Георгиевских кавалерах и боевых знаках отличия Кавказских войск. Тифлис, 1901. С.217.
  17. Хроника 157 пехотного Имеретинского полка за 1877—1878 гг. Саратов, 1887. С. 90—91.
  18. Ф.409. Оп.1. Д. 132787. Л.160.

 

 

 

Попов Николай Семенович

Член рязанского отделения Российского военно-исторического общества.

 

Авторизация


Username
Create an Account!
Password
Forgot Password? (close)

Регистрация


Username
Email
Password
Confirm Password
Want to Login? (close)

Восстановление пароля


Username or Email
(close)